Новости

Межреспубликанской коллегии адвокатов (г. Москва)
Новости Новости коллегии Адвокаты из числа военных пенсионеров должны уплачивать взносы на ОПС

Адвокаты из числа военных пенсионеров должны уплачивать взносы на ОПС

Конституционный Суд РФ предписал законодателю незамедлительно устранить неопределенность содержания оспариваемых норм применительно к объему, условиям формирования и реализации пенсионных прав данной категории лиц 

В комментарии «АГ» адвокат Ольга Морозова, обратившаяся с жалобой, критически оценила постановление, указав, что из всех обжалуемых ею законодательных погрешностей КС выбрал несущественные. Она выразила надежду, что указанные нарушения имущественных прав работающих пенсионеров будут признаны на международном уровне.

Вице-президент ФПА Михаил Толчеев подчеркнул, что обязанности уплаты пенсионных взносов должна соответствовать реальная, а не формальная возможность получать пенсионное обеспечение. 28 января Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 5-П/2020 по делу о проверке конституционности ряда законодательных норм, касающихся пенсионного обеспечения и обязательного пенсионного страхования граждан.

Поводом к рассмотрению стала жалоба адвоката Московской окружной коллегии адвокатов Ольги Морозовой, получающей пенсию за выслугу лет в соответствии с Законом о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии РФ, органах принудительного исполнения РФ и их семей (далее – Закон о военных пенсиях).

Суды поддержали позицию налоговиков по вопросу уплаты взносов на ОПС Ольга Морозова занимала должность заместителя начальника следственного департамента ФСКН.

В июле 2014 г. она вышла в отставку по болезни в возрасте 45 лет. Ей была назначена пенсия за выслугу лет, предусмотренная Законом о военных пенсиях. В апреле 2017 г. она получила статус адвоката и в июне того же года обратилась в межрайонную инспекцию ФНС России с просьбой не ставить ее на учет как плательщика взносов на ОПС, поскольку их уплата не гарантирует ей предоставления соответствующего страхового обеспечения по достижении пенсионного возраста в 2029 г. – к этому моменту она не сможет выработать требуемый 15-летний страховой стаж и сформировать индивидуальный пенсионный коэффициент, равный 30.

Получив отказ инспекции, Ольга Морозова обратилась в суд. Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении административного иска о признании решения налогового органа незаконным. При этом со ссылкой на Закон о военных пенсиях они указали, что военные пенсионеры обязаны встать на учет в качестве страхователей по обязательному пенсионному обеспечению и уплачивать взносы в ПФР, если они относятся к категории лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой (в том числе осуществляют адвокатскую деятельность). Это, отметили суды, обусловлено предоставлением таким лицам права на получение одновременно с пенсией за выслугу лет страховой пенсии по старости (за исключением фиксированной выплаты к страховой пенсии) при наличии условий ее назначения, установленных Законом о страховых пенсиях.

При этом, подчеркнули они, возможность отказа от участия в системе ОПС законодательством для таких лиц не предусмотрена. Доводы жалобы в КС Обращаясь с жалобой в Конституционный Суд, Ольга Морозова указала, что нормы законодательства (ч. 4 ст. 7 Закона о военных пенсиях; подп. 2 п. 1 ст. 6, п. 22 ст. 22 и п. 1 ст. 28 Закона об обязательном пенсионном страховании; подп. 2 п. 1 ст. 419 НК РФ, а также ч. 2 и 3 ст. 8, ч. 18 ст. 15 Закона о страховых пенсиях) не соответствуют Конституции РФ в той мере, в которой обязуют адвокатов из числа военных пенсионеров уплачивать взносы на ОПС без закрепления надлежащих гарантий получения ими пенсии по старости. Кроме того, они предусматривают уплату страховых взносов по солидарной части тарифа, при том что фиксированная выплата к пенсии по старости им не устанавливается.

«С учетом риска дожития до 60 лет страховой случай обязательного пенсионного страхования для меня наступит через 13 лет от начала работы адвокатом. Уплата страховых взносов на ОПС в фиксированном размере позволяет накапливать около 1 ИПК в год, ˂…˃ а значит, на моем индивидуальном лицевом счете застрахованного лица не будет величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 ˂…˃, в связи с чем при наступлении страхового случая я получу отказ в назначении страховой пенсии по старости (за исключением фиксированной выплаты страховой пенсии по старости)», – сообщается в жалобе (имеется в распоряжении «АГ»). Заявительница указала, что для военных пенсионеров, являющихся адвокатами, возложение обязанности по уплате взносов на ОПС в фиксированном размере, предусмотренной оспариваемыми нормами, неразрывно связано с гарантированным обеспечением реализации права на получение страховой пенсии по старости (за исключением фиксированной выплаты к ней), поскольку обжалуемая норма Закона о военных пенсиях не предоставляет им иной возможности увеличить соцобеспечение по возрасту, гарантированное ч. 1 ст. 39 Конституции.

Также она обратила внимание Суда на неопределенность в вопросе реализации права военных пенсионеров на получение соцобеспечения за счет пенсионных накоплений от трудовой деятельности при получении отказа страховщика назначить страховую пенсию по старости (кроме фиксированной выплаты). Заявительница подчеркнула, что лица, проходившие военную и приравненную к ней службу, подвергаются дискриминации в системе ОПС, так как обязаны отработать 35 лет, чтобы получить право на страховое обеспечение. Кроме того, они лишены права получать выплаты, финансируемые за счет солидарной части тарифа страховых взносов. При этом данная часть не учитывается в ИЛС застрахованного лица, а значит, не участвует в накоплении пенсионных прав за трудовую деятельность военного пенсионера.

КС подтвердил конституционность оспариваемых норм, но указал на неопределенность нормативного содержания Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд со ссылкой на ранее высказанные правовые позиции напомнил, что отнесение лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой, к числу плательщиков взносов на ОПС и возложение на них обязанности по уплате за себя страховых взносов направлены на реализацию конституционного принципа всеобщности пенсионного обеспечения, тем более что самозанятые подвержены такому же социальному риску в связи с наступлением страхового случая, как и работающие по трудовому договору, а уплата ими страховых взносов обеспечивает формирование пенсионных прав, приобретение права на трудовую пенсию (определения КС от 12 апреля 2005 г. 164-О и № 165-О; от 29 сентября 2011 г. № 1179-О-О; от 25 января 2012 г. № 226-О-О и др.). Распространяя эту позицию на самозанятых граждан из числа военных пенсионеров, КС со ссылкой на Определение от 24 мая 2005 г. № 223-О подчеркнул, что их обязанность уплачивать взносы в ПФР должна гарантировать возможность реализации пенсионных прав в рамках системы ОПС на равных условиях с иными застрахованными лицами.

Возложение на таких граждан обязанности по уплате взносов в ПФР, подчеркивается в постановлении, конституционно допустимо лишь при наличии надлежащего правового механизма, гарантирующего им наряду с выплатой пенсии, полагающейся по государственному пенсионному обеспечению, предоставление с учетом уплаченных взносов также страхового обеспечения в виде трудовой пенсии по старости. КС добавил, что соответствующий правовой механизм был установлен поправками в законодательство по вопросам пенсионного обеспечения (Закон от 22 июля 2008 г. № 156-ФЗ), согласно которым военным, служившим по контракту, и приравненным к ним при назначении трудовой пенсии по старости было закреплено право на одновременное получение пенсии за выслугу лет или по инвалидности. Так, пенсионные права адвокатов из числа военных пенсионеров формируются за счет страховых взносов на ОПС и распределяются на солидарную и индивидуальную части с применением общеустановленного тарифа. При определении ИПК учитываются только страховые взносы, уплаченные по индивидуальной части и учтенные на индивидуальном лицевом счете застрахованного.

«Такой порядок формирования пенсионных прав самозанятых граждан, включая адвокатов, установлен законодателем, исходя из особенностей их правового статуса, и позволяет им приобретать в рамках системы ОПС право на пенсию независимо от получения дохода, который для указанных категорий граждан не является постоянным и гарантированным и во многих случаях обусловлен конъюнктурой рынка. Кроме того, было учтено выполнение некоторыми из них публичных функций, таких как, например, возложенная на адвокатуру в силу ст. 48 Конституции РФ обязанность оказывать в установленных законом случаях бесплатную юридическую помощь и осуществлять защиту граждан в ходе уголовного судопроизводства по назначению органов следствия и суда», – отмечается в постановлении. Конституционный Суд подчеркнул, что правовое регулирование с учетом позиций, выраженных в определениях № 223-О и от 11 мая 2006 г. № 187-О, не может рассматриваться как ущемляющее право указанных лиц на социальное обеспечение и приводящее в нарушение ст. 35 Конституции к их необоснованному финансовому обременению и неправомерному лишению части законно заработанных денежных средств.

Поскольку правовой механизм участия самозанятых граждан из числа военных пенсионеров в системе ОПС был сохранен в законодательстве, оспариваемые нормы, указал Суд, не противоречат Конституции в той мере, в какой они, признавая адвокатов из числа военных пенсионеров страхователями по ОПС, возлагают на них обязанность по уплате страховых взносов с целью обеспечения права на получение обязательного страхового обеспечения. Вместе с тем, подчеркивается в документе, предоставляя военным, служившим по контракту, и приравненным к ним в области пенсионного обеспечения лицам право на получение в дополнение к пенсии за выслугу лет или по инвалидности, трудовой пенсии по старости, законодатель исключил из состава последней базовую часть. Принимая такое решение, он исходил из необходимости достичь соотносимости размера обеспечения по ОПС и уплаченных взносов, а также учитывал получение ими пенсий по государственному пенсионному обеспечению. Между тем, в отличие от базовой части трудовой пенсии финансовым источником, за счет которого производится фиксированная выплата к страховой пенсии, являются взносы на ОПС, уплаченные по солидарной части тарифа.

В то же время застрахованным из числа военных пенсионеров, у которых при достижении пенсионного возраста соблюдены прочие условия назначения пенсии по старости (страховой стаж не менее 15 лет и ИПК не менее 30), она устанавливается без фиксированной выплаты к ней, несмотря на то, что взносы по солидарной части тарифа уплачиваются ими на общих основаниях. Таким образом, указал КС, оспариваемые положения характеризуются неопределенностью нормативного содержания, поскольку обязывая адвокатов – военных пенсионеров уплачивать взносы на ОПС по солидарной части тарифа и не предоставляя им – в исключение из общего правила – права на получение страховой пенсии по старости с учетом фиксированной выплаты, не позволяют выявить волю законодателя касательно цели уплаты указанными лицами взносов по солидарной части тарифа и ее влияния на объем обязательного обеспечения по ОПС, которое должно быть им предоставлено по достижении пенсионного возраста. Отмечается, что предусмотренный законодательством порядок формирования самозанятыми лицами, включая адвокатов, пенсионных прав не позволяет (по крайней мере, без уплаты страховых взносов сверх фиксированного размера) синхронизировать процессы формирования ИПК заданной величины (не менее 30) и приобретения требуемого страхового стажа (не менее 15 лет), поскольку для этого требовалось бы ежегодное формирование ИПК в размере не менее 2.

В результате к моменту достижения пенсионного возраста указанные процессы могут быть не завершены, и тогда, несмотря на наступление страхового случая, застрахованный будет вынужден либо продолжить формирование пенсионных прав, либо отказаться от притязаний на обязательное страховое обеспечение. «Подобная рассогласованность процессов ˂…˃ может быть компенсирована продолжительным осуществлением соответствующих видов деятельности, что, в свою очередь, предполагает как можно более раннее (с учетом реализации квалификационных требований, установленных законодательством для отдельных категорий самозанятых лиц) приобретение правового статуса индивидуального предпринимателя, адвоката, нотариуса и т.п.», – сообщается в документе.

Однако для застрахованных лиц из числа военных пенсионеров, самостоятельно обеспечивающих себя работой, включая адвокатов, эта возможность, как правило, отсутствует. С учетом условий назначения пенсии за выслугу лет в соответствии с Законом о военных пенсиях самозанятые лица, которым назначена такая пенсия, начинают осуществлять соответствующие виды деятельности и формировать свои пенсионные права в системе ОПС после прекращения военной и (или) иной приравненной к ней службы – т.е. в более позднем возрасте по сравнению с другими застрахованными лицами из числа самостоятельно обеспечивающих себя работой. При этом для них не предусматривается возможность назначения страховой пенсии по старости на условиях неполного страхового стажа.

По итогам рассмотрения жалобы КС признал дело заявительницы не подлежащим пересмотру. Оспариваемые нормы признаны соответствующими Конституции в той мере, в какой они, признавая адвокатов из числа военных пенсионеров страхователями по ОПС, возлагают на них обязанность по уплате взносов с целью обеспечения права на получение обязательного страхового обеспечения по ОПС. При этом КС предписал законодателю незамедлительно устранить неопределенность содержания оспариваемых норм применительно к объему, условиям формирования и реализации пенсионных прав адвокатов из числа военных пенсионеров. «Заставлять человека увеличивать свою пенсию лишено здравого смысла» Комментируя «АГ» выводы Конституционного Суда, Ольга Морозова отметила, что она, как получатель пожизненной пенсии, не имеет социального риска, страхование которого осуществляется в рамках ОПС. «Правило, предусматривающее, что работающий адвокатом военный пенсионер должен (а не вправе!) платить страховые взносы для повышения размера своей пенсии, установлено в Законе об ОПС за рамками социального страхования как такового, – пояснила она. – Я очень надеялась, что с новым постановлением Суда завершится эра безусловного отнесения законом работающих пенсионеров к застрахованным лицам и для них участие в ОПС станет добровольным, а не принудительным, как сейчас». Адвокат добавила, что не смогла защитить свои права в рамках национальной судебной системы. «Это, возможно, повлечет для меня санкции в виде взыскания своевременно неуплаченных страховых взносов, несмотря на то, что я не нуждаюсь в увеличении размера получаемой пенсии, тем более принудительно. То, что теперь возложение обязанности по уплате взносов на таких, как я, признано не противоречащим Конституции, одновременно означает признание конституционным принудительного порядка пенсионного страхования работающих военных пенсионеров. Полагаю, такой результат судебного обжалования политическим и не основанным на праве», – подчеркнула она.

По мнению Ольги Морозовой, из всех обжалуемых ею законодательных погрешностей КС выбрал несущественные – такие, которые не изменят главного недостатка. «Согласно данному постановлению я обязана принудительно страховаться и платить взносы в ПФР с целью увеличения размера пенсии в рамках ОПС, в котором не определены ни объем, ни условия формирования и реализации моих страховых пенсионных прав. Правомерность привлечения к ответственности за неисполнение такой обязанности, конечно, сомнительна. Сама я взносы в ПФР не платила и не буду, но пока за мной не числится задолженность, что не позволяет продолжить диспут с госорганами в юридической плоскости», – добавила Ольга Морозова. Адвокат отметила, что ОПС – это механизм реализации социального страхования, который, как полагает Ольга Морозова, нельзя безусловно использовать для увеличения размера военной пенсии. «Получатель соцобеспечения не является лицом, нуждающимся в защите государства, ведь в отношении него государство выполнило свою социальную миссию, и он как гражданин должен считаться социально защищенным, – пояснила она. – Заставлять человека увеличивать свою пенсию само по себе лишено здравого смысла, поскольку назначаемые нам пенсии, по закону, считаются достаточными по размеру, который обеспечивает достойное проживание при утрате трудоспособности».

Возложение обязанности самостоятельно уплачивать взносы на ОПС в зависимости от ведения трудовой деятельности безотносительно пенсионного статуса, по мнению адвоката, нарушает конвенционное право собственности военного пенсионера. «Осталась одна надежда, что моя жалоба в ЕСПЧ (№ 42408/19), зарегистрированная в августе 2019 г., будет рассмотрена по существу и нарушения имущественных прав граждан РФ, получающих пенсии и продолжающих при этом трудиться, в части возложения на них обязанности по уплате взносов на ОПС будут признаны на международном уровне», – резюмировала она. Обязанности уплаты взносов должна соответствовать реальная возможность получать пенсионное обеспечение Как отметил вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Михаил Толчеев, в рассматриваемом постановлении, помимо прочего, КС обобщил ранее высказывавшиеся им правовые позиции и еще раз подчеркнул, что нормативное регулирование сферы пенсионного обеспечения должно гарантировать гражданам возможность реализации пенсионных прав, приобретенных в рамках системы ОПС, на равных условиях с иными застрахованными лицами. «Обязанности уплаты пенсионных взносов должна соответствовать реальная, а не формальная возможность получать пенсионное обеспечение.

При этом если действующее нормативное регулирование, будучи примененным к конкретным обстоятельствам, ведет в ряде случаев к гипотетической невозможности реализации пенсионных прав, такое регулирование КС признал недостаточно определенным и в этом смысле не соответствующим Конституции», – подчеркнул он. Михаил Толчеев добавил, что применение подхода, при котором учитываются не только формально определенные нормы закона, но и их сущностное наполнение, представляется правильным и способным оказать существенное влияние на судебную практику не только по спорам данной категории, но и по смежным. «Исключений быть не должно» По мнению ведущего юрисконсульта ФБК Право Валентины Поляковой, в данном постановлении КС сформулировал две позиции. Во-первых, в очередной раз подтвердил, что отнесение самозанятых (адвокатов, нотариусов и др.) к числу лиц, подлежащих обязательному пенсионному страхованию, и возложение на них обязанности по уплате за себя страховых взносов соответствуют Конституции. Во-вторых, высшая судебная инстанция признала не соответствующим Конституции положения пенсионного законодательства, сославшись на нарушение принципа неопределенности.

«Основная идея КС сводится к тому, что в законодательстве должна существовать корреляция между условиями формирования и условиями реализации прав. Применительно к ситуации с самозанятыми из числа военных пенсионеров это значит, что возложение на гражданина обязанности по внесению обязательных платежей должно сопровождаться реальной возможностью получения части средств, сформированных в ходе исполнения этой обязанности. Очевидно, что обратное ущемляет права указанных лиц», – пояснила Валентина Полякова.

Эксперт добавила, что, на первый взгляд, постановление касается очень узкого круга граждан. «Между тем сам подход может иметь гораздо более широкое применение в отношении иных категорий граждан как в сфере пенсионного законодательства, так и в рамках сходных отношений по социальному страхованию», – считает она. По мнению адвоката АП Новгородской области Константина Маркина, рассматриваемое постановление не направлено на восстановление прав граждан. «Пенсионная система, существующая в России, на мой взгляд, направлена не на соблюдение прав и интересов граждан, а на соблюдение интересов находящихся у власти людей. Поэтому и возникла ситуация, которая рассмотрена Конституционным Судом РФ. Однако такая попытка “исправления” ситуации “в ручном режиме” не способна устранить все недостатки нынешней пенсионной системы, поскольку с каждым годом могут появляться новые условия для получения пенсии, которые затрагивают права той или иной категории граждан», – пояснил он. В сложившейся ситуации, полагает эксперт, нельзя выделять какие-то «привилегированные» категории населения в вопросе формирования пенсионного фонда, иначе бремя его формирования ляжет на «непривилегированные» категории лиц. «Полагаю, что если военный пенсионер принял решение продолжить работу на общих условиях, для него не должно быть исключений в вопросе формирования пенсионного фонда страны», – подытожил Константин Маркин.

Татьяна Кузнецова

Источник статьи: https://www.advgazeta.ru/obzory-i-analitika/ks-advokaty-iz-chisla-voennykh-pensionerov-dolzhny-uplachivat-vznosy-na-ops/

Скачать текст постановления Конституционного Суда РФ из официального источника